понедельник, 3 октября 2011 г.

Биография

 

О художнике

Зорин Владимир Николаевич.
Известный российский художник-график, мастерски владеет сложными техниками изготовления офорта и литографии, развивает и продолжает традиции старых мастеров реализма.
Его офорты экспонировались на многих Российских и международных художественных выставках.
Создано 170 офортов и литографий.
Офорты и литографии хранятся в 7-ми музеях России и находятся у коллекционеров более 50 стран мира.

Биография 

Родился в Москве в 1960 году.
С 1977 по 1983 год учился в Московском архитектурном институте.
С 1985 года преподает рисунок и живопись в Подольской детской художественной школе.
Член Союза Художников России с 1991 года.
В 2008 году был избран в бюро секции графики Московского областного отделения Всероссийской творческой общественной организации "Союз художников России".
Живет в городе Подольск.

О творчестве Владимира Зорина
Крупный мастер современного офорта, график «милостью божьей», умеющий с завидной легкостью передать скупым языком офортной иглы ускользающие тени от листвы на монастырской стене, или с отстраненной иронией и обстоятельностью даггеротипа запечатлеть уголок старого города, серебро подернутой инеем травы и свернувшийся сухой лист, беременный будующей бабочкой - «все это дежурные, заведомо комплиментарные штампы, оплаченная лесть», - решит искушенный читатель искусствоведческих текстов и ..., думаю, будет приятно разочарован уже при беглом взгляде на работы Владимира Зорина. Зритель же внимательный и благодарный, надеюсь, простит мне мою «выспреннюю болтовню» и, не дочитав до точки, уютно завалившись в кресла, примется неспешно, возможно вооружившись лупой, перебирать листы мастера. Именно это желание возникло у автора этих строк при первом знакомстве с офортами Зорина.
Рожденный в Москве в начале 60-х годов прошлого столетия и, окончив в 1983 году МАРХИ, он безболезненно воспринял противоречивые увлечения предыдущего поколения, отобрав для себя (чутье гурмана) то, что отвечало его онтогенетическим позывам: гравюры Дюрера и Верхоланцева, архитектурный «бред» Пиранези и Фомина, цветные «галюцинации» мастеров Укие-э и Кьяроскуро, Анны Остроумовой и Фалилеева и, наконец, линейные излишества «младших мирискусников». И уже первые опыты в области обрезной гравюры, относящиеся ко второй половине 80-х годов, обнаруживает бесспорное родство с представителями вышепоименного «фамильного» ряда.
В эти же годы он обращается к офорту. Легкие пейзажные акватинты еще хранят следы его блестящих, но, увы, немногочисленных акварелей.
В начале 90-х годов Зорин уже сложившийся мастер-офортист, владеющий полным арсеналом технических возможностей глубокой печати. Отдавая предпочтение пейзажу, он насыщает свои листы деталями быта провинциальных городков России, всегда выдерживая мягкую лирическую тональность. Толика холодности и отстраненности сквозит, быть может, в его циклах, посвященных двум столицам, но и это лишь оттенок органически присущего ему лиризма. Лучшие работы этого периода неоднократно экспонировались на выставках и воспроизводились в художественных изданиях.
Последнее время мастер отдает себя цветному офорту в несколько досок, предпочитая тональное пятно активному штриху. Он один из немногих, кто обратился к этой полузабытой технике. Полагаю, не рискуя впасть в преувеличение, названную серию гравюр следует считать если не пиком расцвета дарования художника то, во всяком случае, одной из ступеней на подступах к нему. Бархатная глубина тона, чего не доставало его ранним акватинам, почти акварельное созвучие палитры в сочетании с четко дозированным в деталях штрихом - то, что делает эти пленительные листы, смею надеяться, предметом вожделения не только для знатоков и профессиональных собирателей, но и для любителей графики вообще.
Юрий Кузнецов
художник, реставратор, поэт, искусствовед


 

Комментариев нет:

Отправить комментарий